Медиков.net
Решение медицинских вопросов

Сделать стартовой | Добавить в Избранное | Реклама | Про ингаляторы
Домой
Написать
Карта сайта
 
СОДЕРЖАНИЕ
  • Предисловие
  • Как оценить развитие ребенка
  • Монтессори-педагогика для детей и их родителей
  • На приеме у кардиолога
  • На приеме у пульмонолога
  • На приеме у гастроэнтеролога
  • На приеме у уролога
  • На приеме у невролога
  • На приеме у психотерапевта
  • На приеме у логопатолога
  • На приеме у хирурга
  • На приеме у ортопеда
  • На приеме у комбустиолога
  • На приеме у оториноларинголога
  • На приеме у офтальмолога
  • На приеме у эндокринолога
  • На приеме у дерматолога
  • На приеме у аллерголога
  • На приеме у гематолога
  • На приеме у онколога
  • На приеме у гинеколога
  • На приеме у инфекциониста
  • На приеме у миколога
  • На приеме у гельминтолога
  • На приеме у стоматолога
  • На приеме у генетика
  • Приложение. Основные лекарственные препараты, используемые в педиатрии
  • > Главная > Детские болезни

    Детские болезни

    На приеме у психотерапевта

    Психотерапевт, психиатр... Решение проконсультировать ребенка у этих специалистов, как правило, родителям принять непросто. Пойти на это означает признать подозрение на наличие у ребенка нервно-психических расстройств, признать, что он — «нервный», «ненормальный», «дефективный», «псих». Многих страшит «постановка на учет» и связанные с этим мнимые и действительно возможные ограничения форм обучения, выбора профессии. В связи с этим родители нередко стараются не замечать особенностей развития, поведения, странностей, зачастую являющихся проявлениями заболевания. Если же подозрение в том, что у ребенка есть нервно-психические расстройства, все же появляется, то, как правило, сначала предпринимаются попытки лечить его какими-либо «домашними средствами». Это могут быть либо лекарства, рекомендуемые кем-нибудь из знакомых, либо мероприятия, вычитанные в многочисленных пособиях по «целительству». 

    Убедившись в бесплодности попыток улучшить состояние ребенка, родители наконец-то принимают решение обратиться за помощью, но часто не к врачу, а к знакомым, знахарям, колдунам, экстрасенсам, «бабкам», в которых сейчас нет недостатка: многие газеты печатают массу предложений подобного рода услуг. К сожалению, зачастую это приводит к грустным последствиям... 

    В случае, когда ребенок действительно болен, он в конце концов все равно оказывается на приеме у специалиста, но при этом болезнь может быть уже запущенной. Обращаясь к врачу-психотерапевту или психиатру впервые, родители, как правило, стараются сделать это неофициально, анонимно. 

    Ответственные родители должны не прятаться от проблем, уметь распознавать ранние признаки нервно-психических нарушений, своевременно обращаться к врачу и следовать его рекомендациям. Каждому родителю необходимы знания о мерах предупреждения отклонений в развитии ребенка, о причинах невротических расстройств, о первых признаках психических заболеваний. 

    Вопросы, касающиеся психического здоровья детей, слишком серьезны. Эксперименты при их решении недопустимы. Лучше обратиться к специалисту и с радостью узнать, что «перестраховался» и у ребенка нет нервно-психических нарушений, получить советы по их профилактике, чем прийти к врачу тогда, когда не замечать проявлений болезни уже невозможно, и услышать: «Где вы были раньше?!» 

    О том, как создать ребенку благоприятные условия для развития его психики, формирования личности, как предупредить появление нервно-психических расстройств, своевременно выявить их ранние признаки, куда и к кому при этом лучше обратиться, и пойдет речь в этом разделе. 

    ПЕРИОД РАННЕГО ДЕТСТВА 

    Наиболее благоприятные условия для психического развития личности малышей — это ситуации, при которых рождение запланировано и желанно, а отношения их родителей стабильны и характеризуются любовью и уважением. Вряд ли у кого-нибудь это вызовет сомнения. Разумеется, дети, рожденные в других условиях, совсем не обязательно обречены иметь нервно-психические расстройства. Семья, семейные отношения, особенности воспитания — важнейшие, но далеко не единственные факторы, влияющие на становление психики и личности ребенка. Ребенок, родившийся в конфликтной или неполной семье, имеет немало шансов нормально развиваться и стать полноценной личностью. Только условия для этого будут менее благоприятные, а его родителям, близким, воспитателям и учителям придется затратить на воспитание такого ребенка значительно больше усилий. 

    И, наоборот, ребенок, родившийся в самой что ни на есть благоприятной семейной обстановке, под влиянием многих факторов может формироваться как личность с отклонениями. Чтобы этого не произошло, родителям необходимо любить и уважать своих детей, выполнять два золотых правила. 

    • Требовать от ребенка только то, что он может. Для того чтобы выполнять это, необходимо хорошо изучить своего ребенка, его возможности и способности. Нельзя изнурять его развивающими дидактическими играми. Следует смирять свои амбиции, радоваться, если он своевременно овладевает новыми навыками и умениями, и настораживаться, если он опережает в развитии сверстников. Не переставать любить его, даже если он не оправдал надежд. 
    • Удовлетворять потребности ребенка. Для выполнения этого правила нужно быть очень внимательным к своему ребенку. Важно понимать, что ему нужно не только есть, пить, одеваться, быть чистым, учиться. Нужно помнить о жизненно важных потребностях ребенка в уважении, в признании его личностью, в ласке, в получении впечатлении, в играх и т. п. 

    Если вдруг в поведении ребенка, в его общении вам что-то непонятно, если семейные отношения зашли в тупик, своевременная и квалифицированная помощь психолога, психотерапевта или психиатра может очень пригодиться. 

    Еще сравнительно недавно считалось, что психиатру, а тем более психотерапевту имеет смысл показывать детей только после того, как им исполнилось 3 года. До этого, как многие считают и по сей день, и психики-то у ребенка нет. А если все же возникают явные нарушения развития, поведения малыша, то с ними успешно справятся педиатры и невропатологи. К сожалению, и сейчас еще можно встретить детского психиатра или психотерапевта, придерживающихся подробных взглядов и отказывающихся принимать маленького ребенка («Придете после трех лет!»). Это неверно. Уже более десяти лет у нас и еще раньше — за рубежом выделилась новая ветвь психотерапии и психиатрии, названная перинатальной. Обращение к перинатальному психологу, психотерапевту, к специалисту по так называемому раннему вмешательству поможет своевременно решить многие проблемы. 

    Детскому психиатру, психотерапевту довольно часто приходится встречаться на приеме с излишне амбициозными родителями, которые считают, что их ребенок отстает в развитии, хотя на самом деле этого нет. В то же время, незнание нормы и ранних проявлений общего психического недоразвития нередко приводит к тому, что родители не замечают (или не хотят замечать!) нарушений психического развития ребенка. 

    Ребенок может быть еще совсем мал, а нервно-психические расстройства у него уже проявляются. Чтобы заметить их, необходимо знать закономерности нервно-психического развития. В таблице, составленной А. В. Мазуриным и И. М. Воронцовым (2000), в левой колонке представлены действия, которые должен уметь совершать ребенок в определенном возрасте, в правой указан его возраст в месяцах. Если ребенок уже достиг этого возраста, а соответствующего действия не производит, то это должно насторожить родителей и быть поводом обращения к детскому психотерапевту или психиатру. 

    Действия, которые должен уметь совершать ребенок в определенном возрасте 
     
      Действия ребенка Возраст в месяцах
    1. Не следит глазами за отклонением луча фонарика вправо и влево 1
    2. Не прислушивается к колокольчику, не следит за погремушкой 2
    3. Не удерживает головку в вертикальном положении хотя бы 30 секунд 3
    4. Не улыбается в ответ на разговор и улыбку 3
    5. Не тянет руки к игрушке 4
    6. Не поворачивается со спины на живот 5
    7. Не просится на руки к матери 6
    8. Не стучит кубиком или игрушкой по столу 7
    9. Не стоит кратковременно при поддержке за руки 8
    10 . Не ползет вперед 9
    11 . Не сбрасывает игрушки со стола 10
    12 . Не стоит н не передвигается, держась за опору 11
    13 . Не реагирует на свое имя 11
    14 Не делает шагов, держась за руки взрослого 12
    15 Не подает взрослому игрушки 12
    16. Не стоит самостоятельно, хотя бы 10 секунд 13
    17. Не пользуется словами «мама» и «папа» 15
    18. Не ходит свободно 16
    19. Не повторяет за взрослыми слова 16
    20. Не играет игрушками, мячиком, не строит башню из трех кубиков 18
    21. Не пользуется шестью и более словами, не может показать части тела 20
    22. Не умеет открывать кран, не моет самостоятельно руки 24
    23. Не просит есть, используя слова 29
    24. Не может самостоятельно спуститься по лестнице 30
    25. Не выкладывает кубики в одну линию 32
    26. Не ест сам аккуратно суп ложкой 33
    27. Не называет себя «я», не просится на горшок 34
    28. Не может стоять на одной ноге без поддержки 36
    29. Не знает своего имени и фамилии 37

    У детей в возрасте от 0 до 3 лет центральная нервная система еще недостаточно дифференцирована. Вот почему на разные вредности он реагирует одинаково общим возбуждением, движениями, нарушениями пищеварительного тракта, сна и т. п. 

    Говоря о малышах, врачи часто пользуются термином «психомоторное развитие», подчеркивая этим тесную связь между становлением психических функций и движениями у маленького ребенка. Нередко признаками нервно-психических расстройств могут служить монотонный плач, расстройства сна, пищеварения. 

    Важным показателем психического здоровья ребенка являются особенности его взаимодействия с другими людьми. Если малыш не стремится к общению, слабо реагирует на «заигрывания» с ним, совсем не просится к матери и к другим близким на руки, а при попытке взять его пассивен, как мягкая игрушка, родители должны показать его специалисту. 

    Еще в возрасте до года ребенок умеет определять такое расстояние до матери, на котором он способен дать ей знак о своих потребностях хныканьем и получить помощь, то есть расстояние, на котором он находится в состоянии относительной безопасности. 

    Если мать оказывается или кажется ребенку недоступной, активизируется деятельность малыша, направленная па восстановление близости. Страх потерять мать может вызывать панику. Если потребность в близости часто не удовлетворяется, то и в присутствии матери ребенок перестает чувствовать себя в безопасности. Только при развитом чувстве безопасности ребенок постепенно увеличивает расстояние, на которое спокойно отпускает мать. 

    Английский психолог Мэри Эйпсфорт (М. Ainsworth) провела интересный эксперимент, позволивший выделить типы общения ребенка младшего возраста с матерью. Начав свою работу в Англии, она затем вместе с мужем переехала в Африку, где он получил работу. Продолжив работу на новом месте, М. Эйнсфорт была поражена тем, что исследования английских и африканских детей и их мам дали одинаковый результат. В России при проведении подобных исследований были получены аналогичные данные. Было установлено, что взаимоотношения матери и ребенка складываются в течение первых трех месяцев жизни и определяют качество их привязанности к концу года и в последующем. Благоприятно на развитие ребенка влияют матери, движения которых совпадают с движениями младенца во время общения с ним, эмоции ярко выражены, контакты с ребенком разнообразны. Общение же детей и матерями холодными, редко берущими их на руки, сдерживающими свои эмоции («матери с деревянными лицами»), напротив, не способствует развитию психических функций ребенка. То же можно сказать и об общении детей с матерями, отличающимися непоследовательным, непредсказуемым поведением. 

    Экспериментальным путем М. Эйнсфорт удалось выделить три типа поведения детей, формирующихся под влиянием общения с матерью. 

    Тип А. Избегающая привязанность — встречается примерно в 21,5 процентах случаев. Характеризуется тем, что на уход из комнаты матери, а затем па ее возвращение ребенок не обращает внимания, не ищет с ней контакта. Он не идет на контакт даже тогда, когда мать начинает с ним заигрывать. 

    Тип В. Безопасная привязанность — встречается чаще других (66 процентов). Характеризуется тем, что в присутствии матери ребенок чувствует себя комфортно. Если она уходит, ребенок начинает беспокоиться, расстраивается, прекращает исследовательскую деятельность. При возвращении матери ищет контакта с ней и, установив его, быстро успокаивается, вновь продолжает свои занятия. 

    Тип С. Амбивалентная привязанность — встречается примерно в 12,5 процентах случаев. Даже в присутствии матери ребенок остается тревожным. При ее уходе тревога возрастает. Когда она возвращается, малыш стремится к ней, но контакту сопротивляется. Если мать берет его на руки, он вырывается. 

    Позднее был выделен четвертый тип привязанности. 

    Тип Т. Дезорганизованная привязанность. Дети этой группы боятся матери, их реакции на изменения в процессе взаимодействия непонятны. 

    Безопасный тип (В) взаимодействия матери с ребенком свидетельствует о его правильном воспитании и нормальном психическом развитии. Типы А, С и D относятся к небезопасным, являются неблагоприятным фоном для психического развития ребенка, могут провоцировать возникновение нервно-психических расстройств. При выявлении подобных типов взаимодействия рекомендуется обратиться за советом к детскому психологу или психотерапевту. 

    Работы М. Эйнсфорт поставили под сомнение используемые ранее рекомендации матерям «не приучать детей к рукам», так как это якобы тормозит их исследовательскую деятельность. 

    Уже до трех лет у ребенка могут быть выявлены отклонения, дающие возможность поставить диагноз нервно-психического расстройства. Родители должны знать их признаки. 

    НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА У ДЕТЕЙ

    Невропатия 

    Невропатия — это врожденная детская нервность. Дети-невропаты, как правило, изящны, худы, очень подвижны, ловки и музыкальны. Часто они опережают своих сверстников в психическом развитии (быстрее начинают говорить, читать, считать). Такие дети чрезмерно любопытны и подвижны. Внимание у них неустойчиво, эмоции очень лабильны: переходы от слез и рыданий к безудержному смеху мгновенны. А вот успокоиться им бывает сложно. Все эмоции чересчур. В связи с этим они часто конфликтуют со сверстниками, среди взрослых слывут непослушными. У детей часты нарушения желудочно-кишечного тракта (расстройства аппетита, тошнота, рвота, неустойчивый стул), повышенная потливость, кожные высыпания. Повышенная активность детей-невропатов приводит к тому, что они настолько устают за день, что не имеют сил на то, чтобы угомониться и заснуть. Уложить их спать — целая проблема. Часами родители сидят у кроватки, похлопывая, поглаживая ребенка, а то и укачивая его на руках. Кажется, что малыш уже заснул, но стоит родителю с облегчением вздохнуть и попробовать уйти, как он снова слышит требовательный оклик или плач. Сон невропатов очень чуток! 

    Важно иметь в виду, что у этих детей часто отмечаются парадоксальные реакции на прием лекарств: успокаивающие препараты могут их возбуждать, и наоборот. Многие считают, что при трудностях засыпания может помочь широко применяемый и распространенный димедрол. Невропаты от него, как правило, возбуждаются. Совсем плохо, если в подобной ситуации родители решают, что доза была недостаточна, и дают ребенку еще таблеточку. Возбуждение у ребенка при этом усиливается, у него могут появиться галлюцинации. 

    Дети-невропаты трудно лечатся, по с возрастом при правильном воспитании, учитывающем их особенности, они выравниваются. При общении с любыми детьми, а с невропатами особенно, важно помнить, что они очень чувствительны к эмоциям окружающих. Родителям необходимо научиться «заражать» детей своей уравновешенностью, спокойствием. Это нелегко. К сожалению, как правило, бывает наоборот — дети «заражают» родителей своим возбуждением, и мать кричит на ребенка: «Да заснешь ты, наконец, когда-нибудь! Спи сейчас же!» Разумеется, под такую «колыбельную» заснуть непросто. 

    Гиперкинетический синдром 

    Гиперкинетический синдром — диагноз, который довольно часто встречается сейчас, причем у мальчиков чаще, чем у девочек. Он проявляется рано, обычно в первые 5 лет жизни ребенка. При этом ребенок отличается повышенной активностью, но редко доводит до конца начатое дело. Ему трудно прилагать усилия для достижения цели. В связи с этим у него отмечается тенденция частых переходов от одного занятия к другому. С возрастом такие дети становятся более организованными, однако в школе, как правило, испытывают серьезные трудности. Их импульсивность, непоседливость нередко приводят к тому, что дети совершают необдуманные поступки, в связи с чем слывут злостными нарушителями дисциплины. С ними чаще, чем с другими детьми, происходят несчастные случаи. 

    Дети с подобными нарушениями требуют особого подхода, а родители подчас не понимают, что отклонения в поведении ребенка обусловлены болезненными нарушениями. Дети не оправдывают надежд родителей, доставляют им много хлопот. Это ухудшает их взаимоотношения, что усугубляет ситуацию. Возникает своеобразный порочный круг. Вырваться из него может помочь опытный психотерапевт или психиатр. 

    Задержка психического развития 

    Задержка психического развития проявляется более поздним, по сравнению со сверстниками, появлением речи, сюжетных игр, трудностями в овладении чтением, запоминании стихов и песен, отсутствии интереса к книгам, конструкторам, настольным играм, манкированием подготовительных занятий к школе. 

    Встречается неравномерное развитие интеллекта. При этом ребенок преуспевает в одной, но отстает в какой-либо иной области. Дети с задержками психического развития или с неравномерным развитием интеллекта часто становятся чрезмерно обидчивыми, конфликтными, порой агрессивными, или замыкаются в себе, стараются избегать контактов с другими детьми. Лечение у психотерапевта или психиатра может очень помочь таким детям и их семьям. 

    Задержки и неравномерное психическое развитие являются пограничными с умственной отсталостью состояниями. 

    Врожденная умственная отсталость 

    Врожденную умственную отсталость, или олигофрению (малоумие), еще с девятнадцатого века делят на три формы по степени тяжести. В основе деления лежит два принципа: 

    • способность себя обслуживать; 
    • способность к обучению. 

    Легкая степень умственной отсталости, называемая также дебильностью, характеризуется тем, что больного можно научить обслуживать себя. Он сможет самостоятельно есть, одеваться, усвоить навыки опрятности, пользоваться туалетом. Занимаясь по специальной облегченной программе, он сможет научиться читать, писать, считать, овладеет несложной профессией. В будущем он сможет зарабатывать себе на жизнь, создать семью... Очень важно своевременно — к 6-7 годам — правильно определить форму обучения такого ребенка. Квалифицированно эти вопросы решает специальная медико-педагогическая комиссия. К сожалению, нередко родители не находят в себе мужества, не хотят смириться с заключением специалистов о том, что у их ребенка общее психическое недоразвитие в степени дебильности. Они начинают чр'езмерно много заниматься с ним. Больной ребенок не справляется с заданиями, вызывая раздражение, или выполняет их, но это дается ему огромным перенапряжением сил. Между тем родители настаивают на том, чтобы он посещал обычную школу, адаптироваться в которой ему необычайно сложно. Сравнивая свои успехи с успехами сверстников, не справляясь или с трудом справляясь с заданиями, легкими для других учеников, понимая, что родители и учителя ими недовольны, дети с умственной отсталостью очень переживают свою несостоятельность, страдают. В результате у них нередко развиваются невротические расстройства, чреватые нарушениями поведения, агрессивностью. 

    Многие, читающие эти строки, могут вспомнить свои школьные годы и одноклассника двоечника и второгодника. Вспомните, как относились к нему ребята, каково ему жилось. Как правило, адаптируясь в классе, дети с легкой умственной отсталостью либо становятся агрессивными, драчливыми, пытаясь заставить уважать себя силой, либо соглашаются быть посмешищем и превращаются в классных шутов. И в том, и в другом случае самооценка у них очень низкая. Иногда благодаря усердным занятиям дети с легкой степенью умственной отсталости, особенно имеющие хорошую механическую память (что бывает не так уж редко), плохо, но все же справляются с программой. Получая свои тройки, они переходят во второй, в третий класс... Чем дальше, тем им становится сложнее. 

    Хронически уставшие, не имеющие настоящих друзей изгои, не оправдавшие надежды родителей и испытывающие в связи с этим чувство вины, с выраженным комплексом неполноценности, эти дети испытывают неимоверные трудности. Невротическая симптоматика при этом усугубляется, часто возникают депрессии, психосоматические расстройства. При обучении во вспомогательной школе этого, как правило, удается избежать. Что заставляет родителей устраивать детям такие стрессы? Прежде всего — страх, который они испытывают перед диагнозом «де-бильность», и незнание того, что за этим стоит. В представлении человека, далекого от психиатрии, психологии, педагогики, дебил — это конченый человек, которому нет места в современном обществе. Нередко можно услышать от родителей, да и на страницах печати встречаются неграмотные утверждения, согласно которым, если ребенок умеет, например, вязать или делать простые модельки самолетов, если он помнит наизусть всего «Руслана и Людмилу», то, конечно же, он не дебил. К сожалению, это не так. В этих утверждениях — невежество и неуважение к человеку с легкой умственной отсталостью, который, как я уже говорил, может овладеть определенным ограниченным объемом школьных знаний, профессией, может, будучи взрослым, обеспечивать себя материально, заниматься творчеством (рисовать, петь, танцевать и т. д.), может жениться и иметь детей. Не нужно только требовать от него больше, чем он может, — например, окончить техникум или институт. Опытный психиатр и психотерапевт способны помочь такому человеку (и его семье) справиться с трудностями и найти оптимальный жизненный путь. 

    Годам к трем-четырем опытный психиатр уже может достоверно поставить ребенку диагноз умственной отсталости средней степени, или имбецильности. Такие дети почти не могут овладеть школьными знаниями, но способны научиться обслуживать себя и выполнять несложную домашнюю работу. Родителям очень важно понимать это, чтобы правильно наметить оптимальные цели воспитания. Попытки обучать имбецила грамоте, счету и т. п. нужно предпринимать очень осторожно. Занятия лучше проводить индивидуально. Очень важно следить, чтобы они не вызывали у больного ребенка отрицательных эмоций, являющихся показателем чрезмерности нагрузки. В противном случае это может привести к печальным последствиям. 

    В качестве примера я хочу привести историю слабоумной девушки Саши шестнадцати лет. Когда мне привели ее на консультацию, больше года находилась она в психиатрической больнице, причем часто ей приходилось связывать руки или давать сильнодействующее лекарство. Эти меры были необходимы, так как у девушки была повышенная агрессивность, направленная, прежде всего, на себя, но и на окружающих тоже. При поступлении в больницу на ее лбу была рапа, которую она нанесла себе сама ногтями и постоянно расцарапывала до крови. Иногда без видимого повода она могла наброситься на кого-нибудь из окружающих людей и ударить. Лекарство, беседы с ней помогали мало. Разговаривая с матерью, очень заботливой интеллигентной женщиной, я выяснил, что у Саши есть старший брат-студент, который всегда прекрасно учился. До 15 лет Саша не была агрессивной. Иногда она была упряма, но, как правило, с ней удавалось договориться. Саша полностью обслуживала себя, научилась мыть посуду, подметать пол. Иногда ее даже отправляли за хлебом в находящуюся в их доме булочную, где ее знали продавцы. Маме удалось вспомнить, как впервые Саша проявила агрессию. Когда девушке исполнилось 15 лет, мать решила научить ее читать и писать. Упорные занятия в течение полутора месяцев дали результат: Саша стала узнавать буквы «А», «Б» и «М», пыталась воспроизводить их на бумаге. Проходили занятия бурно. Бывали и слезы, и уговоры, и обещания конфет за красивую букву, и даже угрозы. Вспоминая это время, мать задним числом отметила, что у Саши нарушился сон, она стала более раздражительной и упрямой. Впервые взрыв агрессии произошел во время одного из ежедневных занятий. После очередной неудачной попытки написать букву Саша неожиданно вскочила, подбежала к брату и ударила его по лицу. После этого она, рыдая, подошла к зеркалу и стала сильно расцарапывать свое лицо. Успокоить ее удалось с трудом. В последующие дни занятия продолжались, а вспышки гнева и агрессии у Саши становились все сильнее. Наконец, однажды родные не смогли справиться с ней и вызвали бригаду специализированной психиатрической «скорой помощи». Так она попала в больницу. Вся семья очень переживала за Сашу. Заботливая мать уговорила заведующую отделением и ежедневно приходила кормить дочку домашним обедом, после чего продолжала учить ее грамоте. Состояние больной было расценено как депрессивное, и ей были назначены соответствующие препараты. Мать прислушалась к нашим рекомендациям и прекратила занятия с дочерью. Через три недели Саша была выписана домой с зажившим лбом, приступы агрессии у нее не повторялись. Через год состояние девушки было удовлетворительным. 

    К годовалому возрасту специалисту уже может быть окончательно ясно, что ребенок страдает тяжелой степенью умственной отсталости — идиотией. Часто такие дети имеют сопутствующие заболевания внутренних органов, неврологические нарушения, расстройства зрения и слуха. В связи с этим они нередко ограничены в подвижности, не могут овладеть навыками опрятности, страдают недержанием мочи и кала. Таким образом, больные не способны обслужить себя и нуждаются в постоянном уходе. 

    Они практически не обучаемы. Словарный запас очень скуден, иногда вообще отсутствует. Однако, при адекватном надзоре и руководстве, грамотном постоянном лечении больные иногда способны принимать участие в домашних делах. 

    Умственная отсталость ребенка — серьезное испытание для всей его семьи. Часто родители пытаются искать причины несчастья, донимают врачей расспросами о том, кто виноват в том, что развитие нарушено. Нередко они предлагают свои версии случившегося и ждут от врача их подтверждения. Например, отец считает, что во всем виновата его жена, которая простудилась во время беременности, одеваясь «по своей глупости недостаточно тепло, но нарядно». Мать считает виноватым мужа, который, во-первых, «иногда крепко выпивает», а во-вторых, «имеет двоюродную тетку, больную эпилепсией». И, наконец, оба родителя часто считают виноватыми во всем акушеров-гинекологов и других врачей, которые якобы что-то недоглядели или что-то сделали не так. Всякое, конечно, бывает. Однозначного ответа на вопрос «кто виноват?», как правило, нет. Да и не нужен он до той поры, пока не встанет вопрос о возможности рождения следующего ребенка. В этом случае и мать, и отец обязательно должны обратиться в генетическую консультацию и обследоваться там. Во всех остальных ситуациях поиски виновного деструктивны. Они отражают чувство собственной вины, попытки облегчить свои переживания. Нередко споры о виновнике могут привести к ухудшению взаимоотношений в семье и даже к ее распаду. 

    Умственно отсталый ребенок — беда, и уж если она пришла, членам семьи нужно сплотиться и поддерживать друг друга. Нужно научиться принимать ребенка таким, какой он есть, стараться создавать комфортные условия для его развития, быть требовательным к нему, но в пределах его возможностей. В противном случае возможно воспитание «в культе болезни», при котором родители, а вслед за ними и ребенок считают, что если малышу не повезло, ему ни в чем не должно быть отказа. При таком воспитании дети становятся эгоистичными, плохо адаптируются и обучаются. При правильном подходе к ребенку близкие очень скоро обретают способность радоваться общению с ним, его пускай даже скромным успехам. Благоприятная обстановка в семье, отсутствие у родителей чрезмерных амбиций способствуют развитию ребенка. Умственно отсталые дети развиваются, хотя их развитие имеет определенный предел и они никогда не смогут догнать своих здоровых сверстников. 

    Умственно отсталый ребенок должен постоянно наблюдаться у одного психиатра, хорошо знающего его особенности, его семью, понимающего его возможности. Родителям не следует метаться от одного специалиста к другому, ездить в другие города и страны в поисках чудесного целителя или лекарства. Грамотный психиатр, постоянно наблюдающий ребенка, нужен ему, как правило, значительно больше, чем разовая консультация знаменитости. Психиатр периодически проводит умственно отсталому ребенку курсы лечения, способствующие улучшению его развития, предупреждению сопутствующих невротических реакций. Таким образом, умственно отсталый ребенок может быть горем семьи, ее позором, хронически травмирующим фактором, а может приносить радость, как другие здоровые дети. Все зависит от отношения к нему семьи, правильного понимания задач воспитания и лечения, правильного подхода.

    Судорожные состояния 

    Судорожные состояния, возникающие в детском возрасте, — свидетельство серьезных нарушений здоровья. Дети, даже однократно перенесшие судорожный припадок, обязательно должны регулярно наблюдаться и обследоваться у врача, несмотря на то, что в межприступный период они могут выглядеть абсолютно здоровыми, даже если у них эпилепсия. Насколько серьезен диагноз, как часто нужно обследоваться и наблюдаться, может решить только врач. 

    При возникновении припадка у ребенка ни в коем случае нельзя впадать в панику, кричать, трясти ребенка, пытаться вывести его из бессознательного состояния. В случае эпилепсии течение приступа не зависит от воли и сознания больного, возникает внезапно и так же внезапно кончается. Если родитель присутствует при этом, он должен, не теряя присутствия духа, попросить кого-нибудь вызвать «Скорую помощь», постараться положить ребенка удобно — так, чтобы во время судорогой не ушибся, не пытаться сдерживать при этом амплитуду судорожных движений. Голову лучше положить себе на колени, расстегнуть воротник и пояс. Между верхними и нижними зубами желательно положить свернутое жгутом полотенце — это предупредит прикус языка. Пытаться сделать это пальцем не стоит, так как можно получить травму. Важно отметить время, когда начался приступ и когда он закончился, особенности движений, совершаемых больным. Все это может очень пригодиться врачу. После окончания судорог наступает глубокий сон, стараться вывести ребенка из которого не нужно. После того как ребенок пришел в себя, он, как правило, ничего не помнит. Некоторые больные перед началом приступа переживают так называемую «ауру» в виде головокружения, каких-то звуков или образов перед глазами, ощущения дурноты и пр. Это — предвестники приступа. Если при их появлении дать лекарство, иногда можно предотвратить его. 

    К принципам лечения эпилепсии относятся долговременность, скрупулезность. Нужно очень строго соблюдать назначения, ни в коем случае не прекращать прием препаратов или снижать их дозу без рекомендаций врача. Это поможет предупредить изменения личности, нарушения мышления, снижение интеллекта. Больной ребенок может оставаться хорошо адаптированным и чувствовать себя вполне здоровым. Однако не следует скрывать от него, как это делают некоторые родители, что он подвержен приступам. Он должен знать о них и о том, что может их спровоцировать: 

    • глубокое частое дыхание, возникающее при сильных физических нагрузках, например, беге. Это не значит, что ребенку, больному эпилепсией, совсем нельзя бегать, плавать и т. д. Можно, но во всем нужна мера. Вот в спортивных соревнованиях ему лучше не участвовать (если, конечно, это не шахматный матч); 
    • перегревание на солнце, в ванной, в бане. Он может находиться на пляже, но в тени и обязательно в головном уборе. Купаться, плавать он может, но обязательно в сопровождении взрослого. Париться в бане таким детям категорически не рекомендуется; 
    • недостаточный по времени сон, грубые нарушения режима, чрезмерные умственные и физические нагрузки; 
    • возникновение сопутствующего заболевания, особенно сопровождающегося повышением температуры тела. При этом часто возникает необходимость усилить поддерживающую терапию, но сделать это может только врач; 
    • мелькание перед глазами световых вспышек, частая смена зрительных образов. В связи с этим детям, подверженным припадкам, не рекомендуется смотреть в окно во время поездки в автомобиле, в поезде. Часто используемые сейчас на дискотеках световые эффекты могут спровоцировать приступ. Длительный просмотр телепередач, просиживание часами у монитора компьютера также нежелательны. Это не значит, что ребенка нужно совсем лишить возможности смотреть мультфильмы и играть в компьютерные игры. При этом дети часто чувствуют себя неполноценными, некоторые скандалят. Вред от бурных отрицательных эмоций, испытываемых при этом, может быть больше, чем от часа, проведенного у экрана. Во всем необходимо соблюдать меру, в том числе и запреты должны быть разумными. Определить меру поможет врач. 

    Невротические расстройства 

    Невротические расстройства у детей возникают очень часто. Их появление — прямое показание для обращения к психотерапевту. Наиболее часто встречающиеся причины невротических расстройств — неправильное воспитание, психотрав-мирующие ситуации (в семье, в детском саду, в школе). 

    Кратковременные преходящие невротические расстройства называют невротическими реакциями. Они позволяют адаптироваться в сложной ситуации, но эта адаптация не рациональна. Можно смело утверждать, что на свете нет ни одного человека, который хотя бы раз в жизни, попав в трудную ситуацию, не давал невротических реакций. Если невротические реакции становятся привычным способом реагирования, начинают определять поведение человека, тогда уже можно говорить о возникновении у него невротического состояния, то есть собственно невроза. 

    Невроз — это уже заболевание, имеющее все характерные признаки болезни: причины, начало, определенную динамику, исход. Нередко неврозы приобретают хроническое течение и длятся годами. В этих случаях становление личности невротика идет в неблагоприятных условиях, происходит невротическое развитие личности. Родителям очень важно не допускать этого. Поэтому они должны знать, что приводит к неврозам, уметь предупреждать их, выявлять и правильно квалифицировать их первые проявления. В то же время, говорить и писать о симптоматике неврозов бесполезно, так как при разных неврозах симптоматика может быть одинаковой или почти одинаковой. А лечение при этом требуется разное. Вот почему при лечении неврозов особое значение приобретает не симптоматический (борьба с симптомом), а этиологический (выявление и устранение причины) подход. К сожалению, родители детей, больных неврозом, о причине расстройства не задумываются, а стараются все свои усилия направить па купирование именно симптомов (обидчивости, плаксивости, тревоги, страха, головных болей, нарушений сна, тиков, недержания мочи, недержания кала, грызения ногтей, онанизма и тому подобных). Мероприятия, направленные лишь на борьбу с симптомом, как правило, безуспешны. Если все же и удается с ним справиться, то часто через некоторое время он возвращается вновь в прежней или измененной форме. Вот почему так важно разбираться в причинах неврозов и закономерностях их развития. 

    Подавляющее большинство психотерапевтов выделяют всего три формы неврозов: неврастения, истерия и невроз нарязчивых состояний. 

    Неврастения 

    Неврастения (астенический невроз) — это невроз хронической усталости центральной нервной системы, постоянно испытывающей перегрузки. Возникает неврастения в тех случаях, когда к ребенку предъявляют требования, которые он не в силах выполнить, по воспитан так, что старается вовсю. Для родителей таких детей характерна повышенная амбициозность. Они не считаются с потребностями ребенка в отдыхе, игре, общении со сверстниками, считая их второстепенными и не достойными внимания. Движимые тревогой за будущее своих детей, мечтая о том, чтобы они заняли высокую ступеньку на социальной лестнице, родители, не учитывая их способностей и возрастных особенностей, чрезмерно нагружают ребенка различными «развивающими играми», занятиями иностранными языками, музыкой, рисованием, спортом и т. д. Если способности ребенка позволяют, он посещает эти занятия, а к тому же еще успевает пообщаться с друзьями, погулять, поиграть в игры, которые родители считают «бесполезными». В этом случае невроз не разовьется. В противном случае заболевание неизбежно. 

    Однажды ко мне на прием мама привела девочку 5 лет и пожаловалась на ее «патологическую лень». Она с болью говорила о том, что дочь не хочет читать («хотя читает бегло, не по складам»), не хочет учить английские слова («хотя учительница английского языка замечательная!»), не хочет играть гаммы и даже не хочет ходить в бассейн. На вопрос о том, чем же девочка будет заниматься, если ее оставить в покое и дать возможность самой организовать свой досуг, мать раздраженно ответила: «Меня это просто бесит! Есть у нее три куклы. Она часами может причесывать их, купать, переодевать, укладывать спать...» Психологи давно доказали огромное значение игр для правильного психического развития ребенка. Игры — это социальный тренинг детей, никакие развивающие игры их не заменят. 

    Часто астенический невроз проявляется у детей в ситуации, когда жизнь резко меняется и предъявляет новые требования. Нередко это может быть поступление в детский сад или в школу. 

    Ребенок, живущий в окружении любящих, принимающих, хотя и тревожных близких людей, готовится идти в детский сад. Он слышит постоянные разговоры об этом, с ним проводят беседы, призывая вести себя примерно, слушаться воспитательницу, не конфликтовать с детьми. После подобной подготовки ребенок идет в детский сад, стараясь все время контролировать себя, соответствовать предъявляемым к нему высоким требования. Здесь он впервые остается один — без мамы, бабушки, папы, сам вынужден принимать решения. Он впервые может столкнуться с тем, что у него отнимут игрушку, даже стукнут. Если ему не повезет, то жесткие, нечуткие, авторитарные воспитательницы и нянечки не только не помогут его адаптации в новых условиях, но и замедлят ее. Ребенок всерьез может принять угрозы вылить недоеденный суп ему на голову или зашить ниткой веки на время тихого часа. 

    От постоянного сверхконтроля нервная система ребенка перенапрягается. К вечеру он очень устает, становится плаксив, капризен, жалуется на головную боль, у него могут появиться мигательные тики. Вечером он долго не может заснуть, ночью его мучают кошмары, утром он выясняет, что описался, так как не почувствовал в глубоком сне позывов к мочеиспусканию. 

    То же самое может произойти с ребенком, поступившим в школу. Родители внушили ему, что учиться он должен только на «отлично». Хорошо, если его психофизиологические данные позволяют ему достичь таких успехов. Л если нет? Такой ребенок, возвращаясь домой из школы, сразу же садится за приготовление домашнего задания. Он начинает старательно писать упражнение, предвкушая, что учительница поставит ему пятерку, похвалит перед всем классом, а мама и папа будут гордиться сыном. Он очень старается, но внимание постепенно истощается, и в последнем слове ребенок пропускает букву. Другой, не склонный давать неврастенические реакции ребенок на его месте отнесся бы к описке спокойно, дописал бы букву сверху и получил бы не пятерку, а четверку, особенно не переживая по этому поводу. Не так поведет себя наш герой. Он очень огорчится, поплачет, вырвет страницу, вставит новую и начнет все сначала. В итоге весь вечер он работает, но все равно часто не успевает сделать все, не успевает отдохнуть, а иногда отправляется спать с недоделанными до конца уроками. Бедняга долго не может заснуть, а когда часа в два ночи забывается тяжелым сном, его мучают кошмары: учительница вызывает к доске, а уроки не сделаны, и весь класс дружно смеется над ним. Утром его трудно разбудить, у него болит голова, настроение плохое, внимание неустойчиво. А в школе ночной кошмар повторяется наяву... Он идет домой из школы и думает о том, что нужно больше работать! Нужно переписать как следует вчерашнее упражнение, отлично сделать задание на завтра, и тогда... А ведь ему еще предстоят дополнительные занятия музыкой и английским языком, на которых тоже надо быть на высоте. 

    Никакими таблетками, гипнозом, физиотерапией неврастению не вылечить, если не снизить уровень притязаний больного и к больному ребенку, не изменить ситуацию. 

    Для многих родителей отличная учеба детей имеет совершенно особую ценность. Я предлагаю им вспомнить круглых отличников из своего класса. Во многом ли их профессиональная и личная жизнь сложилась успешнее, чем у одноклассников, имеющих среднюю успеваемость? Некоторые родители заявляют о своем ребенке: «Он может! Вот я отругаю его, потом сижу с ним, и отлично работает, а как только отойду...» Да, такой ребенок под воздействием дополнительной стимуляции действительно может на короткое время собраться и под грузом вины и под страхом наказания показать отличный результат. Но он не может работать в таком же ритме все время! Нельзя 1000 метров бежать со скоростью, которую развил на 100-метровой дистанции. 

    Профилактика неврастении — уважение ребенка, признание его прав на отдых, организацию досуга, а также понимание его возможностей, организация оптимального, а не изнуряющего ритма работы. 

    Истерический невроз 

    Истерическим неврозом часто заболевают дети, являющиеся «кумиром семьи». Их любят и балуют. Любые их желания выполняются. Каково же бывает их недоумение и возмущение, когда с них начинают что-то требовать или в чем-то им отказывают. 

    Наверное, многим довелось наблюдать типичную истерическую реакцию где-нибудь в магазине. Ребенок, которому мать отказалась купить игрушку, начинает орать, размахивает руками и ногами, бросается на пол. Испуганная мать испытывает неловкость перед окружающими, однако никакие уговоры на ребенка не действуют. Тогда мать покупает игрушку, а удовлетворенный ребенок мгновенно успокаивается. Таким образом, мать дает ребенку понять, как он может добиться своего при помощи истерических реакций. Он теперь знает: чтобы сделали так, как он хочет, нужно орать. Он чувствует себя сильнее матери, так как может манипулировать ею. Попав в детский сад или в школу, такой ребенок сталкивается с людьми, которыми манипулировать сложнее, чем домашними. Они совсем не готовы восхищаться им и выполнять все его капризы. Да и печем особенно восхищаться: он не умеет и не любит работать, не способен преодолевать трудности. Такие дети, как правило, выполняют задания не лучше, а даже хуже сверстников. При этом очень страдает их самолюбие. Понятно, что в детский сад или в школу ходить им не хочется. У таких детей может развиться выгодная им, но пугающая родителей симптоматика, позволяющая избегать неприятных ситуаций. 

    У одной моей четырехлетней пациентки была «стенокардия напряжения», которая встречается только у взрослых. По дороге в ненавистный детский сад малышка останавливалась, покрывалась холодным потом, хваталась за грудь и говорила: «Кинжальная боль!» Все, как у дедушки. Разумеется, в детский сад ее не вели, а возвращались домой, где она была окружена вниманием и заботой встревоженных родственников и вызванных на дом врачей. 

    Ни в коем случае не следует путать симуляцию и истерическую симптоматику. Истерик — не симулянт! Симптоматика развивается у него без включения сознания. Он ничего не придумывает, а действительно страдает. Перечислять истерическую симптоматику бесполезно, ее разнообразие поражает. Это могут быть параличи, судорожные приступы, слепота, глухота, тики, заикание, всевозможные боли, тошнота и рвота, недержание мочи и кала... Перечень можно продолжать без конца. Объединяет эти разнообразные симптомы лишь то, что они выгодны больному и помогают решать некие проблемы, не делать того, чего не хочется. Единственная возможность справиться с истерической симптоматикой — сделать ее невыгодной. 

    Невроз навязчивых состояний 

    Невроз навязчивых состояний связан, прежде всего, с повышенной тревожностью детей. Уровень тревоги у них высок всегда, но возрастает в ситуациях, предвидеть исход которых сложно. Часто такой невроз развивается у детей, воспитание которых носит противоречивый характер. За один и тот же поступок он может получить наказание или поощрение — в зависимости от настроения взрослого. Когда у мамы хорошее настроение, она, придя с работы, говорит: «Давай-ка быстренько уберем игрушки и пойдем погуляем, мороженое поедим!» Если же настроение у нее плохое, она с порога набрасывается на ребенка: «Я устала как собака, у тебя тут все разбросано!» Ребенку трудно выработать стереотипы поведения. Он не может понять, что одобряют, а что нет значимые взрослые. То же происходит в семьях, в которых бабушка безмерно балует ребенка, отец пытается жесткими мерами «воспитать настоящего мужчину», а мать заботится о «гармоничном развитии личности», таская ребенка по кружкам. 

    Непредсказуемость ситуации — вот частая причина тревоги. Попытки предугадать, что ожидает, заставляет верить в приметы, придумывать собственные («Если первая машина, которая проедет мимо, будет светлой, мама не будет сегодня ругаться, а если темной...»). Повышенная тревог» у детей часто бывает в семьях, имеющих тайну. Например, родители находятся в процессе развода, но скрывают это от ребенка, поддерживая между собой вполне корректные отношения, или ребенку не говорят о серьезности болезни кого-нибудь из близких. В любом случае ребенок чувствует гнетущую атмосферу в семье, как правило, понимает, что ему чего-то не говорят, тревожится за будущее благополучие семьи и свое собственное. 

    Навязчивости могут проявляться в эмоциональной сфере (навязчивые страхи), в сфере мышления и в сфере движений (навязчивые ритуалы). Возможны различные сочетания проявлений иавязчивостей в разных сферах. Объединяет все навязчивости критическое отношение больного к ним, непонимание их психологического смысла, его тщетные попытки с ними справиться. Понимая необоснованность страхов, глупость навязчивых мыслей, нелепость ритуалов, больной борется с ними, но чем интенсивнее борьба, тем сильнее тревога, тем более выражены их проявления. 

    Чтобы справиться с тревогой, ребенок — часто на бессознательном уровне — формирует ритуалы, смысла которых не понимает сам и не может объяснить взрослым. Психотерапевт может помочь понять их. 

    Ритуалы могут быть связаны с агрессией, направленной на себя (аутоагресси-ей). К ним относятся: грызение ногтей, покручивание и выдергивание волос, обдирание заусениц, расцарапывание и расчесывание кожи, покусывания губ, легкие и не очень удары, наносимые себе и тому подобные действия. Таким образом ребенок как бы заранее наказывает себя. Он бессознательно надеется, что после этого судьба (Бог, Провидение, Природа, Случай) будет более милостива, все закончится благополучно (задачка на контрольной решится, хулиганы не пристанут, мама не заметит разбитой чашки и т. п.). 

    Другие ритуалы можно связать с попытками больных противостоять тревоге, демонстрируя свою силу. Дети бессознательно пытаются отпугнуть опасность, побороть ее. К таким ритуалам относятся навязчивые сплевывания, отмахивания, подергивания головой, постукивания по предметам и т. п. 

    Следующую группу ритуалов объединяют попытки больного вытеснить тревогу, вызывая у себя приятные эмоции. К ним относятся навязчивые облизывание губ, сосание языка, ковыряние в носу, поглаживание себя, иногда эрогенных зон, и другие действия. 

    Иногда ритуалы представляют собой действия, когда-то позволившие больному справиться с трудной ситуацией, приведшие его к успеху. Их отличает большое разнообразие и, как правило, алогичность. Например, один наш пациент во время школьных соревнований по бегу споткнулся, но первым достиг финиша. С этих пор он неосознанно спотыкается не только во время спортивных соревнований, но и, например, когда идет на экзамен, когда поздно возвращается домой и гадает: «Будут ругать или нет?» 

    Нередко именно ритуалы помогают больным справиться с навязчивыми идеями или страхами. Навязчивые страхи очень разнообразны. А. И. Захаров (1998) считает, что некоторые из них (страх темноты, страх одиночества, страх замкнутого пространства) могут быть связаны с тревогой, испытанной ребенком еще в период внутриутробного развития и в процессе родов. 

    Навязчивые идеи также разнообразны. Они могут быть достаточно безобидны (навязчивая попштка вспомнить чье-то имя, навязчивая мелодия), а могут вызывать очень сильные переживания, отрицательные эмоции. У детей и особенно подростков часто бывают так называемые хульные мысли, как правило, сексуального содержания (навязчивое желание ругаться матом, представлять своих родителей во время полового акта и т. п.). 

    Справиться с проявлениями невроза навязчивых состояний можно, только выявив причину тревоги и по возможности устранив ее. Борьба с симптомом без понимания его происхождения и сути редко приводит к положительному результату, а иногда ухудшает состояние пациента. Например, когда мать постоянно одергивает ребенка, грызущего ногти, тревога у него возрастает, самооценка снижается. Шансов справиться с «вредной привычкой» при таком подходе почти нет. Вот почему многие навязчивые симптомы не проходят годами. 

    Невротические расстройства, связанные с сексуальностью 

    Поскольку в происхождении невротических расстройств у детей и подростков часто большую роль играют особенности их сексуального развития, опасения, связанные с этой сферой человеческих взаимоотношений, следует сказать несколько слов и об этом. Тем более, что последнее время в России отмечается либерализация сексуальной морали. В результате этого все реже встречается негативное отношение к проявлениям детской сексуальности, что имеет как положительные, так и отрицательные моменты. 

    С одной стороны, преодолены устоявшееся неверное представление об отсутствии полового влечения у детей допубертатного возраста и оценка любых его проявлений как патологических. В наше время все реже встречается онанофобия. Приведенный в 1984 году Д. Н. Исаевым в качестве одного из проявлений «патологичное подростковой мастурбации» признак «большой частоты» (чаще одного раза в 10-60 дней) нуждается в пересмотре. 

    С другой стороны, многих родителей теперь совершенно не беспокоят даже такие сексуальные проявления, интенсивность и качественное своеобразие которых свидетельствуют о нарушениях здоровья детей. 

    На приеме детского психотерапевта все чаще появляются пациенты с невротическими расстройствами, в структуру которых входят сексуальные проявления. К ним относятся упорные стремления к мастурбации, к подглядыванию за переодеванием, физиологическими отправлениями лиц противоположного пола, к организации сексуальных игр со сверстниками, квалифицируемые нами как проявления гиперсексуальности. Они отличаются от встречающихся в норме у детей подобных эпизодических явлений тем, что носят постоянный, часто навязчивый характер и приводят к нарушению психологической и социальной адаптации. 3. Фрейд (S. Freud) считает, что у таких детей затруднено формирование тех «душевных сил», которые возводят «плотины на пути сексуального влечения и сужают его направление», то есть у них возникают трудности при формировании чувства стыда, эстетических и моральных установок. 

    Одной из причин развития детской гиперсексуальности, отмечаемой нами в структуре невротических нарушений у детей, является недостаточное внимание к ним со стороны взрослых, социально-бытовая запущенность. Это подтверждается наблюдениями за детьми, которые воспитываются в детских домах и испытывают дефицит впечатлений и положительных эмоций. Нередко это встречается и в семьях, в которых детям уделяют мало внимания. 

    Сексуально стимулирующими являются воспитание детей в духе «движения за свободную телесную культуру» (В. Е. Каган, 1991), неправильно проводимое половое воспитание (И. В. Добряков, 1996). 

    Зачастую детская гиперсексуальность провоцируется сексуально неудовлетворенными родителями. Это может происходить в неполной семье, в которой одинокий 

    родитель (чаще женщина) не в силах разрешить свои сексуальные проблемы, а также в семьях с дисгармонией супружеских отношений. В подобных ситуациях нередко формируются неосознаваемые отношения с детьми противоположного пола, носящие скрытый сексуальный характер. Нами отмечались следующие их проявления. 

    • Излишне подробные, не соответствующие запросам ребенка половое воспитание и просвещение (рассказы о строении половых органов, их функционировании, о половом акте и пр.). 
    • Одностороннее нарушение телесных границ ребенка: требование не стыдиться наготы, порицание и даже наказания за это; мытье детей старше пяти лет родителями противоположного пола, их участие в инструктаже и проведении процедур личной гигиены; телесные наказания, особенно за проявления сексуальности. 
    • Двухстороннее нарушение телесных границ включает все перечисленное во втором пункте, а также провокационные действия родителей в виде обнажения перед ребенком противоположного пола, совместные купания, излишне нежные ласки, объятия, поцелуи, борьба, совместное пребывание в одной постели в ночное время. 
    • Специфически направленное беспокойство родителей в отношении незначительных или вообще отсутствующих у детей противоположного пола заболеваний половых органов (постоянные расспросы по поводу мочеиспускания, осмотры, ощупывание половых органов, проведение «лечебных» мероприятий: ванночек, спринцеваний, обработка половых органов мазями и т. п.). 

    Подобные отношения с родителями часто вызывают у детей противоречивые чувства: удовольствие сексуального характера, ощущение значительности и обладания властью в семье, с одной стороны, и сексуальный дискомфорт, чувство вины — с другой. 

    Часто встречаются сочетания перечисленных проявлений скрытых сексуальных отношений. Как правило, в качестве психологической защиты используется рационализация: свое поведение родители объясняют твердой уверенностью, что не воспринимают собственных детей как представителей противоположного пола, и не верят в то, что могут представлять для своих детей сексуальный интерес. 

    Многочисленные случаи косвенной коррекции детской сексуальности путем решения сексуальных проблем родителей подтверждают правомочность подобных взглядов на детскую гиперсексуальность. 

    Серьезные психические расстройства у детей 

    Проявления серьезных психических расстройств, требующих обязательной консультации психиатра и соответствующего лечения, разнообразны. 

    Родителей дошкольников должны настораживать слишком выраженное опережение ими сверстников в психическом развитии, особенно если интересы ребенка приобретают одностороннюю направленность. 

    Например, ребенок в 4,5 года уже умеет хорошо читать, но его интересуют только учебники по физике и энциклопедия. Речь его носит резонерский характер. Часами он может рассуждать о пользе и опасностях атомных реакторов, говоря банальности, используя к месту и не очень научную терминологию, придумывая свои, никому не понятные термины. Прежние занятия, игрушки, друзья перестают его интересовать. 

    Другой мой пациент пяти лет все время проводил за составлением календарей будущего, высчитывая, например, каким днем недели будет 28 мая 2006 года. 

    Безусловным поводом к обращению за консультацией психиатра должна служить утрата ребенком приобретенных ранее навыков: он прекращает ролевые игры, бесцельно катает машинки, становится неопрятным, малообщительным, его словарный запас беднеет. 

    Должны настораживать игры детей, в которых их перевоплощение в персонажи начинает заменять им реальность. Примером могут служить шестилетний мальчик, объявивший себя собачкой Нестором, отказывающийся одеваться, ходивший на четвереньках, пытавшийся лакать из миски; или четырехлетняя девочка, заявившая, что она «мальчик Альбертик», требовавшая называть ее только так, отказывавшаяся надевать женскую одежду, пытавшаяся писать стоя. 

    Разумеется, тревогу родителей должны вызывать замеченные у детей обманы восприятия, о которых ребята могут рассказывать, а могут и не говорить. В последнем случае о том, что ребенок испытывает иллюзии, зрительные и слуховые галлюцинации, свидетельствуют характерные изменения поведения: он может к чему-то прислушиваться, разговаривать с кем-то невидимым. 

    У детей школьного возраста, подростков могут быть психические расстройства, выраженность которых не оставляет у окружающих сомнений в том, что ребенок нездоров. Так, один мальчик четырнадцати лет по имени Андрей заявил, что он «Андрогипн», так как «сверхмужчина» и к тому же «владеет гипнозом, слышит мысли окружающих и голоса иноплатиан». 

    Девочка 13 лет рассказала своим подружкам, что на нее «действуют лучами», и «из-за этого грудь и бедра начинают пухнуть, и она кажется толстой». 

    Другой наш пациент 14 лет отказывался спать без света, есть. По ночам он выходил на лестничную площадку и питался из ведра с пищевыми отходами. Мне он объяснил, что «его родителей подменили биороботами, которые ставят на нем эксперименты, хотят отравить». 

    Необходимость лечения таких детей у психиатра очевидна. 

    Однако часто окружающие не воспринимают довольно серьезные психические расстройства таковыми. Одним из симптомов таких расстройств является утрата интересов. 

    При этом у подростков постепенно снижается активность, они ничего не хотят, проводят время за однообразными бессмысленными занятиями или в постели. Они могут пытаться разумно объяснить свое состояние усталостью, связанной с чрезмерно сложной школьной программой или перенесенной простудой. Однако, наблюдение в динамике показывает, что силы их не восстанавливаются. Наоборот, они перестают отвечать на телефонные звонки, прекращают смотреть телевизор, слушать любимые ранее магнитофонные записи. Их перестают интересовать дела семьи, они равнодушны к будущему, эмоционально холодны. Попытки активизировать их вызывают приступы агрессии. Мало что может вызывать их переживания, если же они и возникают, то, как правило, непонятны окружающим. Меняется их внешность, так как больные могут перестать мыться, следить за собой. Все это проявления не астено-невротического синдрома, как часто думают родители, а тяжелого психического заболевания. Чем раньше такой больной попадет на лечение к грамотному психиатру, тем лучше. 

    В другом случае у подростка может резко повыситься настроение. Он становится легкомысленным, сексуально расторможенным, постоянно пытается плоско шутить. Окружающих его шутки только шокируют. Его веселье не заразительно. 

    В качестве примера приведу пример истории одного моего пациента. В девятый класс он поступил в другую школу с математическим уклоном, расположенную неподалеку от дома его бабушки. Она очень любила внука и настояла, чтобы он переехал жить к ней в хорошую двухкомнатную квартиру. Прошло несколько месяцев, и мальчик сильно изменился. Успеваемость в школе у него резко понизилась. Родители долго не могли поверить, что их сын начал сквернословить, издевался над бабушкой, постоянно приставая к ней, требуя, чтобы она рассказывала ему о своем опыте половой жизни. Не стесняясь ее, он ходил по квартире голым, онанировал, прекратил пользоваться туалетом, справляя свою нужду прямо на пол в комнате. Все эти действия он сопровождал веселым смехом, прибаутками. Свои поступки объяснял просто: «Это я так шучу!» Заболевание у него было нешуточным. Его поступки нельзя было объяснить встречающимися у подростков возрастными отклонениями поведения, как долгое время пытались успокоить себя родители. Лечение у психиатра такому мальчику совершенно необходимо. 

    Я затронул лишь некоторые нервно-психические расстройства, возникновение которых у детей требует лечения у психиатра или психотерапевта. Однако надеюсь, что даже то немногое, о чем было сказано, показывает, что обращения к психиатру и психотерапевту часто не имеют альтернатив и не должны вызывать опасений. 

     
    РАЗДЕЛЫ
    - Домашний доктор
    - Детский доктор
    - Детские болезни
    - Женское здоровье
    - Мужское здоровье
    - Здоровая жизнь
    - Народные способы
    - 2000 заговоров
    - Энциклопедия массажа
    - Энциклопедия заблуждения

     
    ГЛОССАРИЙ


     
    АФОРИЗМЫ




    ing

    Copyright © 2007-2016 Medikov.net